http://klevete.net.ru

Комментарии: (0)

Отчет об аварии 22 декабря 1983 года

Рубрика: Новости и события, Официальная информация

Из журнала «Today’s World», Январь/Февраль 1984 г.

Хын Джин Ним, 19842 января 1984 года в 1:15 утра от тяжелых травм, полученных в результате автомобильной катастро­фы, произошедшей 22 декабря 1983 года, скончал­ся Хын-Джин ним, второй сын наших Истинных Родителей.

Авария произошла на обледенелой дороге, при­мерно в 30 минутах езды от Бэрритауна (Нью-Йорк), когда Хын-Джин ним ехал в своей машине, «Honda Civic» 1983 года выпуска. Вместе с ним в ма­шине находились еще двое благословленных де­тей — Ли Джин-Бок и Ли Джин-Кил. Они тоже полу­чили ранения, но уже поправились.

Машина Хын-Джин нима, шедшая в южном на­правлении по дороге № 9, столкнулась с грузови­ком, ехавшим на север. Водитель грузовика полно­стью признал свою вину в этой аварии. На всей протяженности трассы полиция выставила свето­вые сигналы для предупреждения водителей о том, что дорога скользкая. Водитель грузовика, заметив сигналы, не рассчитал, нажал на тормоза и потерял контроль над грузовиком. Машину занесло на встречную полосу, в результате чего произошло столкновение с автомобилем, в котором находился Хын-Джин ним и братья Ли.

Машина была сильно помята. Чтобы достать ра­неного Хын-Джин нима, полиции пришлось раз­резать ее на 5 частей. Хын-Джин ним получил травму головы, что обычно приводит к мгновен­ной смерти. После нейрохирургической операции он оставался в коме в течение двенадцати дней и скончался в больнице Св. Франциска в Пафкипси, Нью-Йорк.

Братья Ли говорили, что Хын-Джин ним спас им жизнь, повернув машину так, чтобы принять весь удар грузовика на себя.

Источник: Журнал «Семья»  №3, 1997 г.

Обращение Истинной Матери к международной конференции лидеров Церкви Объединения

3 января, 1984

Я хотела бы поблагодарить вас от всей души. Услышав о трагедии, вы начали самозабвенно молиться. Я очень благодарна вам за это. Я знаю, что Отец вам все объяснит с точки зрения Божественного Принципа, и не хочу дублировать его в этой области. Я хотела бы коротко поделиться с вами чувствами, которые испытала, и некоторыми духовными открове­ниями, которые я получила. В настоя­щее время я уже несколько успокоилась и примирилась. Сразу после научной конференции в Чикаго Отец спросил меня, что я думаю о его пла­нах вернуться в Корею, где его ожида­ли важные начинания. Отец спрашивал у меня совета, и я ответила: «Я знаю, что у тебя важная работа, но не мог бы ты остаться до конца 1983″ года?­ Может быть, ты перенесешь свои дела на 1984 год?» Я сказала это, потому что у меня было какое-то особое, необычное предчувствие. Мне очень хотелось собраться всей семьей и провести некоторое время вместе. Тогда Отец объяснил, что его возвращение в Корею до конца года имеет большое провиденциальное значение. Я сказала: «Воля твоя, Отец. Поступай как знаешь».

Когда Истинные родители отправились в Корею на митинг «За победу над коммунизмом», многие медиумы и духовно открытые люди говорили Отцу, что это — совершенно особое время. Отцу надо было быть очень осторожным. Особую бдительность должны были проявлать ответственные за безапосность, так как духовно открытые люди чувствовали, что что-то должно произойти. В то время они говорили, что на карту поставлена жизнь Отца, и в открытую предостерегали меня на этот счет. Но митинг прошел гладко, без особых осложне­ний, и, закончив последнее выступле­ние, мы отправились в Сеул. Не успе­ли мы войти в дом, как позвонил г-н Ким из Ист-Гарден.

В течение всего периода много­численных встреч я чувствовала не­вероятно теплый прием корейского народа. Отца встречали как героя. Все это, безусловно, приносило радость, но где-то в глубине души меня беспо­коило мрачное предчувствие, от ко­торого я не могла избавиться. В тот день мы с Отцом прибыли в Сеул около пяти часов после приблизи­тельно четырехчасового переезда из Куан-Джу. Мне сказали, что звонил г-н Ким и хотел сообщить что-то важное, но человек, который отвечал на зво­нок, не знал, в чем дело, знал только, что это очень важно. На следующий день был день рождения Ын-Джин ним, и я ненадолго вышла за подар­ками. Когда я вернулась домой, госпо­дин Ким позвонил во второй раз и впервые сообщил об аварии, в кото­рую попал Хын-Джин ним, и что он сейчас в больнице на операции.

За несколько дней до несчастного случая я разговаривала по телефону с Ын-Джин ним и Хын-Джин нимом, находившимися в Ист-Гарден. Тогда я спросила Хын-Джин нима: «Какие у тебя планы? Что ты делаешь?» А он от­ветил: «Мама, что ты хочешь, чтобы я сделал? Я сделаю все, о чем ты попро­сишь». Я сказала: «Ты же собирался от­ ремонтировать старую машину По­чему бы тебе не заняться этим?» Хын-Джин ним сказал: «Отлично. Я это сделаю, а пока съезжу в Бэрритаун и заберу старый мотоцикл, который мне обещали отдать. Я привезу его домой, а потом займусь машиной». Вспоминая, я знаю теперь, что это был мой последний разговор с Хын-Джин нимом.

22 декабря начались зимние кани­кулы. Именно в тот день он уехал из дома с двумя друзьями. По пути до­мой на трассе № 9 произошла катаст­рофа. В тот момент, когда она случи­лась, в 11 утра, Отец находился на сцене в Куан-Джу, выступая в послед­ний раз. Возможно, в отчете о Дне Бо­га вы слышали, что Куан-Джу был са­мым опасным местом; все ожидали, что там что-нибудь случится. Я хоте­ла бы сообщить об откровениях, пе­реданных мне людьми, у которых в молитвах открывалась особая чут­кость к духовному миру. Возможно, вам это неизвестно, но в Корее неко­торые члены Церкви обладают спо­собностью общаться с духовным ми­ром. В Церкви Объединения и за ее пределами многие, получив открове­ния о том, кто такой Отец, молятся за него. Медиумы, или лучше сказать по­средники, единодушно свидетельст­вуют, что важнее всего сейчас — спа­сение жизни Отца, обеспечение его физического благополучия и безо­пасности. Какая бы миссия ни была на нас возложена, нет ничего важнее этого! Сам факт его жизни и хороше­го физического состояния принесут великую победу. Короче говоря, все в один голос говорят, что самое главное — позаботиться о том, чтобы Отец жил как можно дольше. Это ста­нет залогом создания Царства Небесного на земле.

Единодушное духовное открове­ние гласило: Хын-Джин ним будет принесен в жертву ради спасения жизни Отца. Даже число террористов, направленных на расправу с От­цом, равнялось числу злых духов, ко­торые устроили катастрофу, унесшую жизнь Хын-Джин нима. (Духовно открытые люди говорят, что на выполнение этого было послано 36 аген­тов.) Думая об этом, я рассматриваю случившееся как чудовищное наступ­ление и парад сатанинских сил, на­правивших всю свою энергию на то, чтобы лишить жизни Отца. У них ни­чего не вышло, поэтому они потребо­вали самой дорогой жертвы. Обстоя­тельства и события, сопровождавшие этот несчастный случай, полностью подтверждают, что это — не простая авария и не обычная смерть. Мое ма­теринское чувство убедительно под­тверждает, что он умер ради спасения самой драгоценной жизни на свете, жизни Отца.

Когда Хын-Джин ним находился в состоянии комы, его духовное тело явилось одному из медиумов в Корее. Хын-Джин ним сказал этому челове­ку: «Я ухожу вместо Отца. Слава Отцу! Делаю это с огромной радостью, иначе угроза нависла бы над жизнью Отца. Мне выпала почетная судьба — отдать свою жизнь вместо Отца». Ме­диум, разговаривавший с духовным телом Хын-Джин нима, воскликнул:

«Нет! Ты не мо­жешь сейчас уйти,  нельзя этого делать! У тебя много дел на земле. Тебе предстоит со­вершить здесь великие дела, только после этого ты уй­дешь».  Тогда Хын-Джин ним   сказал: «Нет,   кто-то должен уме­реть   вместо Отца,   пусть это буду я. Я сожалею лишь о том, что недостаточно долго слу­жил Истинным Родителям и не полу­чил благословения на Священный брак. В остальном же я безоговороч­но от всей души славлю Небесного Отца за то, что мне выпала такая миссия».

Медиум, который видел Хын-Джин нима свидетельствовал, что он действительно был полон решимости уйти в духовный мир. Все остальные говорили, что он не умрет, а чудес­ным образом вернется к жизни. Предсказатели судьбы Хын-Джин ни­ма говорили, что он рожден для сла­вы и почета. Я могла бы рассказать вам о нем многое, но мне не хочется сейчас выступать с длинными реча­ми. Я только хочу рассказать об од­ном событии, случившемся в то утро, когда Отцу позвонили из Кореи. Че­ловек, который звонил, во время молитвы получил особое известие от Бога, и ему было велено позвонить Матери. Известие гласило: «Отец и Мать выглядят очень спокойными, но их сердца разбиты. Особенно тяжко ранено сердце Матери, поэтому то, что я скажу, сейчас утешит ее. Пойди­те и передайте ей: Хын-Джин ним — мужествен, он настоящий мужчина, и в то же время у него доброе сердце, он всегда старался уловить желания Истинных Родителей и исполнить их». Голос сообщил многое для того, чтобы медиум передал все мне. В кон­це концов, голос Бога подтвердил, что Хын-Джин ним сделал все возмож­ное, пожертвовав собой во имя Ис­тинных Родителей. Кроме того, он действительно исполнил свою мис­сию объединения  всех братьев и сестер в семье Ис­тинных Родителей, а также, как младший брат, подарил свою любовь старшим. Ина­че говоря, он исполнил долг Авеля, которому надлежало любить Каина.

По западному исчисле­нию Хын-Джин ниму сейчас семнадцать лет, а его корей­ский возраст — восемнад­цать лет, но он носил кос­тюм взрослого размера. Го­лос Бога сказал, что была оп­ределенная причина для его быстрого роста и взросления. Ему была уготована Бо­гом очень важная миссия, поэтому Бог позволил ему так рано стать взрослым. С точки зрения провидения, 2000 лет назад Иисус не смог исполнить свою миссию и стать Истинным Родителем. Теперь, в наше время, эта миссия была исполнена, и в свете этого идеала Хын-Джин ним за­нимал положение Иисуса, осуществля­ющего век Истинных Родителей. В этом суть его предназначения. Более того, сегодня Хын-Джин ним отправится на родину, и церемония будет названа «Церемония Божественного вознесения и гармонии». Она будет проведена 8 января. Потом, начиная с 10 января, в течение 40 дней Бог явит чудесный процесс воскрешения во благо всего мира. То есть необычайная сила Бога раскроется в физическом воскрешении.

С точки зрения медицины, при такой травме невозможно прожить и несколько минут. Но Хын-Джин ним еще раз проявил себя как почтитель­ный сын, продлив свою жизнь на 10 дней, чтобы мы с Отцом могли пол­ностью завершить свою миссию в Корее. Ничего нельзя было сокра­тить, и мы даже участвовали в празд­новании очень важного Дня Бога. 31 декабря я, конечно, надеялась, что может произойти чудо: вдруг Бог со­хранит его жизнь, но, увидев сына, я поняла, что он уходит. В глубине ду­ши мне хотелось, чтобы он пережил День Бога. Это мое желание испол­нилось. В его состоянии Хын-Джин ниму было почти невозможно оста­ваться в этом мире и пережить День Бога. Когда наступил День Бога, было получено еще одно чрезвычайное сообщение. Один медиум снова слы­шал голос Бога. Зная, что сердца Истинных Родителей и членов Церкви разбиты, Бог хотел спасти Хын-Джин нима. Если бы была возмож­ность выбора, то кому бы было отда­но предпочтение: Хын-Джин ниму или Отцу? Как бы решили вы? Наш вывод однозначен: необходимо ис­полнить требования сатаны. Хын-Джин ним должен умереть, чтобы уг­роза Отцу рассеялась. Таким было окончательное известие, полученное в День Бога. Тогда я поняла, что мой сын станет жертвой. В этот момент я была искренне благодарна своему сыну. Я сказала: «Хын-Джин ним, ты мой великий сын, мы благодарим тебя от всей души. Хын-Джин ним, иди с миром».

Когда Хын-Джин ним родился, он три дня был при смерти от пос­ледствий родовой травмы. Многие думали, что он не переживет младенческого возраста. С рождения он нес на себе крест, но я знала, что он явился в мир для самой священной миссии, о которой только можно помыслить под солнцем: ему пред­стояло умереть за Отца. Я была глу­боко ему благодарна. Я сказала сво­ему сыну: «Сын, любовь моя. Ты про­жил жизнь, являя образец сыновней почтительности и патриотизма во всей первозданной чистоте». Хын-Джин ним стал самой святой жерт­вой ради всех нас. Его жертва пре­дотвратила опасность, нависшую над Отцом.  Он может соединить две враждующие фракции в духовном мире. Я знаю, что он приложит все силы, чтобы исполнить желание От­ца — мобилизовать силы добра вок­руг семьи Истинных Родителей.

Он может принести наивысшие единство и гармонию в отношения братьев и сестер в Истинной Семье — особенно это касается Хё-Джин ни­ма. Он будет руководить всеми ими, чтобы они целиком посвятили себя добросовестному исполнению своей миссии, осуществлению желаний От­ца и Матери.

Мое последнее слово: с Богом и Истинными Родителями мы никогда не умрем. Хын-Джин ним не мертв, он как никогда деятелен в духовном мире. Он мобилизует огромные силы, чтобы служить Истинным Родителям и принести на землю великую победу. Мать просит вас еще раз решительно подтвердить ваше стремление стать истинными сыновьями и дочерьми Истинных Родителей. Давайте испол­ним эту задачу!

Золотое сердце

Ин-Джин Мун (сестра Хын-Джин нима)

2 января 1984

Он был действительно изуми­тельным человеком, и я очень любила его. Мне по­счастливилось провести вместе с ним много времени, так как мы хо­дили в одну школу. Каждый обеден­ный перерыв он уводил меня в лес и мы долго разговаривали об Истин­ных Родителях, о наших надеждах и мечтах, о том, что мы могли бы сде­лать для мира. Он неизменно гово­рил мне, что, хотя в мире много членов Церкви, никому из них не хватит смелости броситься на защиту наших Истин­ных Родителей и, если прогремит выстрел, принять огонь на себя. Очень часто он говорил мне, что го­тов на это и хотел бы, чтобы я тоже была готова. Каждый раз, принося покаянную молитву, я говорила: «Да, я готова».

Я прожила с ним столько лет и у нас было так много общего, что сейчас мне очень трудно выбрать какой-нибудь конкретный случай, чтобы рассказать вам. Думаю, если бы нужно было назвать брата по-другому, его имя было бы — «Зо­лотое сердце». У него было действи­тельно золотое сердце. Он очень любил своих братьев и сестер. Он любил Отца и Мать и хотел очень многое сделать для мира. Как мне жаль, что сатана отобрал у моего брата непредсказуемое и прекрас­ное будущее.

Сейчас все мои братья и сестры остро чувствуют, что должны взять на себя его ответственность и удво­ить или даже утроить свои усилия, чтобы сделать Истинных Родителей счастливыми, стараясь заменить им моего дорогого брата. У каждого из нас есть основания для раскаяния, так же как и предмет для размышле­ния. Мы все должны исполниться новой решимости.

Даже своей смертью Хын-Джин ним многому научил меня. Я поняла, что мне недостает решимости жить для Бога и Истинных Родителей. Я горячо молюсь, чтобы Хын-Джин ним был счастлив, и, хотя мне очень трудно представить свою дальней­шую жизнь без него, я буду любить своих братьев и сестер и постараюсь сделать все возможное, чтобы стать истинной дочерью Отца и Матери и хорошим примером для всех благо­словленных детей и членов Церкви. Я от всего сердца молюсь, чтобы я смогла так же как Хын-Джин ним, ради Истинных Родителей и Бога от­дать свою жизнь за достижение на­шей цели и исполнение провиден­циальной миссии Истинных Родите­лей и Бога.

Случившееся позволило мне мно­гое понять, но еще более великий урок получила я от наших Истинных Родителей. Когда они приехали из Кореи, я ожидала, что они будут дер­жать Хын-Джин нима за руку, разго­варивать с ним и плакать о нем. Я ду­мала, они будут плакать и просить Небесного Отца вернуть жизнь их сыну Я представляла себе, что они приедут, и будут молиться о спасе­нии жизни сына. Но Отец всегда говорил нам, что он — общественный деятель и ни минуты не может уделить себе. Поэтому даже когда умирал мой брат, Отец не молился за него. Вместо этого он в молитвах просил Бога принять Хын-Джин ним как жертву, если таково Его желание. Он говорил, что, если эта жертва послужит во благо всего мира, он с радостью отдаст своего сына. Отец также сказал, что, если Бог сочтет? что Хын-Джин ним нужен этому миру для исполнения провидения, он с радостью примет такое благословение Бога.

Молитва Отца очень вдохнови­ла меня. Я знала, что мои родители — очень жертвенные и бескорыст­ные люди, но никогда не думала, что коснется жизни или смерти их сына, они останутся такими. Я плакала и просила Не­бесного Отца сохранить жизнь моему брату, не забирать его у ме­ня Я рассказывала Небесному От­цу, как сильно я люблю своего бра­га, говорила, как это несправедли­во позволить, чтобы сатана совер­шал такие злодеяния. Мне хоте­лось, чтобы Отец тоже плакал и просил Небесного Отца за Хын-джин нима, так как в тот момент я чувствовала, что лишь Отец и Мать имеют право просить Бога за его жизнь. Однако в течение всей це­ремонии Отец не проронил ни од­ной слезы и отдал моего брата Не­бесному Отцу с сердцем, полным благодарности. Когда Хын-Джин ним перестал дышать, я поняла, каких великих Истинных Родите­лей нам, недостойным, дал Бог. Я чувствовала огромную решимость учиться на их примере, понимая, насколько бесценны каждая мину­та, каждый час и каждый день, про­веденные с ними. Я почувствовала, что время независимо от нас стре­мится к Царству Небесному. Я по­няла, что мы должны отдать свою кровь, пот и все силы, чтобы пре­одолеть путь восстановления. Еще » больнице все мои братья и сестры поклялись Отцу сделать для утого все возможное.

Мое сердце полно боли — я слишком поздно поняла, как была глупа: до того, как произошла эта трагедия, я растрачивала свою жизнь понапрасну и воспринимала Истин­ных Родителей как нечто само собой разумеющееся. Я чувствую себя очень виноватой. Думаю, что каждый из нас в чем-то виноват. Сатане вы­годно, чтобы мы бездействовали, чтобы мы плакали и горевали о смерти моего брата. Но я хочу ска­зать каждому из вас: мы должны стать сильнее, объединиться и вме­сте молиться, чтобы поддержать на­ших Истинных Родителей.

Если сейчас мы чувствуем печаль, нам следует подумать о Боге, кото­рый страдал 6000 лет, видя, как его сторонники каждый раз терпят неудачу. Нам нужно постараться по­нять Сердце Бога и Сердце Истин­ных Родителей.

Я знаю, Хын-Джин ниму хотелось бы, чтобы сейчас вы все испытали повторное рождение. Я уверена, что, если бы Хын-Джин ниму удалось из­менить нас своей смертью, он был бы счастлив. И я знаю, он будет очень гордиться каждым из нас, если мы, исполнившись решимости, да­дим клятву Истинным Родителям по­святить всю свою жизнь и все свои силы делу построения Царства Не­бесного, которое так долго ждет наш Небесный Отец.

Я очень благодарна моему люби­мому брату Хын-Джин ниму. Я бла­годарна ему за то, что он, даже поки­нув землю, учит меня. Я молюсь, что­бы он дал мне силы жить, пока я сно­ва не встречусь с ним в духовном мире. Я очень надеюсь, что каждый из нас сможет понять мессианскую миссию Отца и Матери и абсолют­ное бескорыстие их сердец.

Источник: Журнал «Семья»  №3, 1997 г.

Поместить комментарий

Unable to load the Are You a Human PlayThru™. Please contact the site owner to report the problem.